Картинная галерея Арт Город, продажа картин, купить картину, картина на заказ, портрет на заказ, заказать портрет, заказать картину, картина в подарок, галерея картин, копии картин, продажа живописи
Главная · Галерея картин · Сегодня в продаже · Картины на заказ · Портреты на заказ · Покупателю · Контакты · Статьи о искусстве · Карта сайта September 25 2017 16:16:17
заказать
Картинная галерея
Картинная
Навигация
Абрамова Татьяна
Герасимова Наталья
Годустова Светлана
Денисенко Вадим
Ефремов Андрей
Жуков Леонид
Землин Вениамин
Капустин Александр
Курицын Сергей
Лешин Виктор
Ладыгин Олег
Лимарев Евгений
Лупийчук Виктор
Луговской Владимир
Масленникова Ирина
Милюков Александр
Новожилов Андрей
Осипов Артур
Перцев Владимир
Пивоваров Алексей
Селин Валерий
Сержпинский Сергей
Федорцев Александр
Хохлов Владимир
Чердаков Вячеслав
Янов Виктор
Картины по жанрам
Статьи о искусстве
Статьи
Блог
Блог</a
Александр Капустин
Москва
прдажа

Городские пейзажи и картины с видами городов очень популярны. Их используют для украшения интерьера гостиных, а так же офисов, ресторанов и гостиниц. Мы продаём картины с видами Москвы, Санкт- петербурга и других городов, а так же пишем пейзажи на заказ по фото.

П.Верещагин. Копия картины
Вид Московского Кремля со стороны Английской набережной
пейзажи
Исторические пейзажи Москвы дарят нам тепло и хорошо вписываются в интерьер государственных учреждений и комнат в классическом стиле.
Олег Ладыгин
Рассвет
продажа

Пейзажи Олега Ладыгина отличаются тонким умением чувствовать природу. Его картины хорошо смотрятся и в интерьере гостиной и в столовой.

Владимир Хохлов
Заливной луг
продажа

Летние пейзажи Средней полосы России необычайно популярны. Мы с детства помним каждый кустик на даче, мы впитали в себя красоту этих мест. Поэтому такие картины в интерьере будут вызывать у вас только тёплые чувства.

Александр Милюков
Морской пейзаж
морские

Морские пейзажи в интерьере гостиных придают комнате динамику и глубину.

Андрей Ефремов
Натюрморт с Пионами
продажа
Натюрморты с цветами прекрасно вписываются в интерьер столовой и делают атмосферу в помещении благостной.
Реализм

Само слово “реализм” в наше время вызывает содрогание. Ещё какие-нибудь
полстолетия назад обвинение “это не реализм” могло стоить художнику исключения
из активной творческой жизни, принести ему кучу разнообразных неприятностей – от
массовых нападок в прессе до исключения из списков пациентов ведомственной
поликлиники или получателей продуктовых пайков. Ещё четверть века ранее “враждебность
реализму” могла сулить заключение или даже смерть. Правда, каких-нибудь десять-двадцать
лет назад художникам разрешалось работать как им в голову взбредет, но все они
на словах обязаны были признавать свою верность реализму, поскольку, согласно
уставу Союза художников СССР, все его члены должны были руководствоваться
принципами “социалистического реализма”. Но о “социалистическом реализме” у
каждого было своё представление, так что и эта идеологическая заповедь была чем-то
вроде преклонения перед деревянным идолом Перуна или перед девятиголовой статуей
Ямантаки, то есть это был элемент идолопоклонства (отнюдь не единственный) в
атеистической советской культуре. Многие десятилетия представление о реализме
было далеким от каких-либо жизненных реальностей, попросту это был фантом,
пугало, заклинание, но никак не направление.

На рубеже столетий и тысячелетий все идолы прошлого повержены, а новые идолы,
едва возникнув, вызывают иронию и насмешки; старый реализм по традиции
представлен в музеях национального искусства – в музее д’Орсэ в Париже, в
Третьяковской галерее в Москве, в национальных галереях в Праге и Берлине, в
Русском музее в Санкт-Петербурге; сохраняется и довольно широкий круг любителей
старого реализма, преимущественно из пожилых людей, которым дороги воспоминания
о павильоне “Реализм”, который Гюстав Курбе в 1855 году организовал в Париже,
когда художника не допустили на Всемирную выставку, о первых приобретениях
жанровых картин Павлом Третьяковым, о знаменитых пейзажах Саврасова, Левитана,
Куинджи, Константина Коровина и о ещё более прославленных полотнах Репина и
Сурикова. Есть свои верные почитатели у Людвига Кнауса и Беньямина Вотье в
Германии, у Франца Дефреггера в Австрии, у Михая Мункачи в Венгрии, Владимира
Маяковского в России. А как же иначе! Все это картины мирной, уютной жизни в
годы молодости прадедушек и прабабушек, когда ещё не было мировых войн,
революций и братоубийственных конфликтов. Были, конечно, крах банка, поимка
дезертиров или вечеринка революционеров, похороны крестьянина или горькие будни
мальчонки-мастерового “в людях”, но можно ли всё это сопоставить с кровавыми
ужасами ХХ века? Зато молодым людям ХХ столетия решительно непонятны и чужды
милые воспоминания предков о том, как сами предки были молоды, энергичны и
решительно разоблачали тогдашних хозяев жизни. Слово “реализм” имело тогда смысл
грозный и устрашающий, реализма боялись, за него преследовали, а герои романов,
пьес, опер, картин воспринимались как живые люди, исторгали смех и слезы,
изумляли своей близостью к окружающим хорошо знакомым людям. Словом, это были “герои
нашего времени”, пусть негероические, жалкие, убогие, но они были лицом
тогдашнего общества, как в рассказах Чехова, повестях Лескова, стихах Некрасова
и Василия Курочкина. В сороковых-семидесятых годах XIX века реализм был окном в
мир, в народную жизнь для всей читающей публики, для завсегдатаев театров и
выставок.

Разумеется, Россия, где крепостное право за многие столетия пустило глубокие
корни, проникло во все ответвления общественной структуры, где ни один из жгучих
вопросов демократизации общественной жизни не был разрешен и, казалось, не мог
быть разрешен, была самым благодатным полем для расцвета реализма: в этом с ней
могла равняться разве что Латинская Америка с ее гигантскими латифундиями и
рабским трудом негров и индейцев. Но социальное пробуждение Латин-ской Америки
относится уже к ХХ веку, тогда как российское “народничество” было религией и
смыслом жизни всего образованного общества, кроме, естественно, администрации,
знати и верхушки помещиков. Реализм известен всем национальным школам Европы,
Азии и Америки, но разница между конкретными проявлениями реализма в странах
мира необычайно велика, и велики различия в целях и методах реализма во Франции,
Германии, США, Японии, Мексике, притом время вспышки интереса к реализму в
разных странах расходится на доброе столетие. Само явление реализма имеет при
этом существенно разный смысл. Впрочем, в России “террасы” Сильвестра Щедрина,
крестьянские жанры Василия Перова, монументальные народные сцены Репина и
Сурикова, символические композиции ХХ века, как “Вихрь” Филиппа Малявина или “На
Руси” Михаила Нестерова, принадлежат не только к разным эпохам, но и к разных
культурным типам с непохожими представлениями и установками, с совершенно
различным отношением к действительности, к общественным силам страны, к русской
природе, ко всему окружающему миру.

В литературе можно найти различные значения слова “реализм”, которое
употребляется иногда в очень неожиданных смыслах. Здесь нет возможности назвать,
описать и определить все “реализмы”, так же как изложение всех “ренессансов”
потребовало бы внушительного и фундаментального исследования. Все же три
основных значения необходимо выделить и уточнить. Наиболее общее и наиболее
распространенное значение термина – близость к жизни, к натуре, узнаваемость
изображений, само стремление приблизить их к реальности. С этой точки зрения,
реализм родился вместе с искусством, более того, с ним связаны первые шаги
художественного творчества. Оно началось, быть может, с примитивной ступени
реализма – отпечатков человеческой руки, воспринимавшейся как орудие творческого
труда. Но уже на стадии позднего (верхнего) палеолита бегущие, скачущие,
агрессивные или погибающие животные увидены и изображены с точностью, которой
уже не смогли достигнуть художники последующих эпох; лишь моментальная
фотография и рапидная киносъемка ХХ века разглядели те неуловимые для нашего
глаза движения и позы, которые первобытные художники видели и передавали без
каких-либо приборов.

В искусстве последующей эпохи – неолита – возросло значение абстракции, выдумки,
сочинения, уводивших от первоначальной точности наблюдений, но рядом было и “реалистическое”
направление – искусство лесных охотников и рыбаков, в котором сохранялись
древние навыки наблюдения за зверями, птицами, рыбами, пресмыкающимися.

В искусстве древнейших цивилизаций, естественно, главную роль играли условные
приемы возвеличения и прославления богов, героев и царей. Но уже в ранние
периоды истории Древнего Египта сложилось замечательное искусство портретной
скульптуры, отмеченное потрясающей тонкостью пластических оттенков,
внимательнейшим изучением каждой мельчайшей детали лица, прически, шеи.
Греческий портрет не знает столь конкретных, индивидуальных деталей и тонких
отличий: даже в портретах Сократа, с его неклассическим профилем, или Антисфена,
с его недовольным выражением лица, облик человека по возможности приближен к
идеальному образу “прекрасного и доблестного” гражданина. В архаическом
греческом искусстве VII–VI веков до нашей эры и в эллинистическом искусстве
Греции III–II веков до нашей эры можно видеть неожиданные прорывы в области
повседневного неприкрашенного быта в вазовой живописи, рельефе и мелкой пластике
– то юноша, выпивший лишнее на пиру, то страстные болельщики, стравливающие
кошку с собакой, то пьяная старуха, распевающая песни. Идеальные образы
греческого искусства нашли продолжение в художественных культурах Европы, Азии и
Северной Африки: от Дугги в Карфагене (нынешний Тунис) до Нисы в Парфии (нынешняя
Туркмения) и Гандхары в Бактрии (нынешний Пакистан) греческие нормы, идеалы
красоты надолго определили строй скульптурных и живописных изображений
человеческих фигур. Пока Древний Рим был суровым, республиканским, аскетичным,
римский портрет поражал мужественной силой лиц, безжалостной правдой
характеристик. Но в императорскую эпоху римский портрет научился приукрашиванию
и лести, используя для этого традицию греческих “прекрасных и доблестных”
образов.

В средние века, наконец, появилось нечто вроде “реалистического направления” в
искусстве. Правда, никто не осмелился бы обосновывать права художников на
изображение “презренной прозы” обыденной жизни. Но скульптура больших соборов
стремилась охватить всё многообразие бытия, стать своего рода образом всего мира,
где архитектурная композиция храма определяет место и значение всех аспектов
цельной картины мира – от Творца и Вседержителя до комических эпизодов из басен
и народных сказок с простонародными персонажами или животными. На капителях и
притолоках храмов они возникали так же, как на рисунках в рукописях или
инициалах: так, в инициале одной из средневековых новгородских рукописей буква “М”
изображает двух рыбаков, которые, переругиваясь, тянут сеть с рыбой. Это веселое
вольномыслие вызывало протест у сторонников строгих религиозных концепций, как
французский проповедник Бернар, основавший в XII веке аббатство Клерво: он
откровенно возмущался проникновением в святые храмы непристойных и кощунственных
изображений, не имеющих никакого отношения к молитве и благочестию.

С приближением эпохи Возрождения контраст между небесными силами и земным миром,
между высшими областями идеала и веры и низшей сферой обыденной земной жизни, а
также, соответственно, между реализмом и идеальным искусством стал быстро
сокращаться и затем исчезать как бы с двух концов. С одной стороны, каждая
мельчайшая деталь земного мира стала приобретать высокую одухотворенность;
каждое дерево, каждое облачко, каждый зверь (даже кошка или собака), каждый
предмет домашнего быта – зеркало, кувшин, окно – стали восприниматься как
частица божьего мира, священной Вселенной, и на любую былинку лег божественный
отблеск; с другой стороны, персонажи Священного писания – будь то Ветхий завет
или Новый завет – стали всё более походить на земных людей, с их радостями и
скорбями, любовью и страданиями. Сплав идеального и реального в искусстве
Возрождения придал этому стилю глубокое внутреннее единство, стройность,
одухотворенность, какие были свойственны образам античных греческих мастеров V
века до нашей эры; но позже эта счастливая гармония распалась надолго.
Возрождение было, в частности, возрождением равновесия между идеалом и
реальностью. По этой причине в искусстве Возрождения нельзя выделить “реалистическое”
направление: прославление реализма искусства Возрождения было одним из наиболее
верных устоев советской истории искусств, безжалостно опрокинутых историками.
Открытия, ведшие к непосредственному изучению реальной природы, оказались
неразрывно связаны с философскими концепциями и с вероучениями, в особенности с
утонченными концепциями последователей и учеников Платона среди итальянских
гуманистов XV и XVI веков. Это особенно ярко проявилось в учениях о перспективе
и пропорциях. В то же время эпизоды Страстей Христовых, образы святых апостолов
и мучеников в картинах Тициана, Тинторетто, Эль Греко получили такую
психологическую глубину и яркую жизненность, что евангельские трагедии обрели
новую жизнь, столь же интенсивную и поразительную, как в трагедиях Шекспира,
романе Сервантеса или в поэмах Лодовико Ариосто и Торквато Тассо. Естественно,
вершинами проникновения в жизнь, в сущность людей, в глубину характеров были
портреты, созданные в XVI веке, на вершине Возрождения или уже на его
великолепном позднем закате: это гениальные шедевры портретного искусства,
которые создали в Италии Тициан, Тинторетто, Веронезе, в Германии – Альбрехт
Дюрер и Ханс Гольбейнd d Младший, во Франции – Франсуа Клуэ, в Нидерландах –
Лукас ван Лейден и Ян Скорел. Благодаря этому такие личности, как Томас Мор,
Генрих VIII и его многочисленные жены, запечатлены Гольбейном, Эразм Роттердам-ский
– Гольбейном и Квинтеном Массейсом, Карл V – Тицианом. Этих легендарных людей мы
представляем себе не хуже, чем современники, а в каких-то отношениях и лучше.
Портреты эпохи Возрождения – это мировые вершины реализма, пример
проникновенного понимания внутренней жизни личности.

В XVII–XVIII веках счастливая гармоническая цельность искусства Возрождения
быстро распадается, подобно тому как цельность античных образов распалась в
эллинистическом искусстве или в императорском Риме. Уже на рубеже XVI и XVII
веков четко разделились “академическое” направление идеализирующего, “высокого”
искусства, родоначальниками которого были в Италии братья Карраччи, и “реалистическое”
направление, основы которого заложил знаменитый художник-бунтарь Микеланджело
Меризи Караваджо. Его постоянный интерес к жизни “низов” общества, особенностям
повседневной, плебейской жизни, подчеркнутая грубая вещественность одежд и
предметов, весь простонародный строй его образов нашли многих последователей и
подражателей и оказали сильнейшее воздействие на великих художников XVII и XVIII
столетий. Голландец Рембрандт перенял у Караваджо сильные контрасты света и тени
и глубокий интерес к духовной жизни простых людей, фламандец Рубенс – любовь к
сильным, крепким крестьянским фигурам, к простому будничному быту, француз Жорж
де Латур – яркий свет, озаряющий мрачные комнаты и людей, переживающих могучие
страсти. Испанец Диего Веласкес лучше всех усвоил уроки Караваджо, но всё
простое, будничное, непримечательное наполняется у него необычайной чисто
испанской горделивостью, благородством, а живопись становится воздушной, легкой,
прозрачной. Соединение простой, обыденной, неприметной реальности с лёгкой,
воздушной, пленительной живописью особенно характерно для искусства XVIII века –
французов Шардена и Фрагонара, англичанина Гейнсборо, итальянца Каналетто.

Но только в XIX веке реализм стал могучим и влиятельным направлением,
властителем дум, получил теоретическое обоснование, противопоставил себя другим
направлениям – официальному академизму и полному необузданной фантазии
романтизму. Реализм как направление имел опору в философии природы выдающихся
ученых и мыслителей XIX века, в мощной литературе Бальзака, Диккенса, Флобера,
Эмиля Золя, Мопассана, Достоевского, Льва Толстого, в широком демократическом
движении между революциями 1830 и 1848 годов и Парижской коммуной. Главную роль
стали играть бытовой жанр из жизни простых людей, тружеников города и деревни: “Дробильщики
камня” Гюстава Курбе, “Сборщицы колосьев” и “Вечерний звон” Жана Франсуа Милле,
“Проводы покойника” Василия Перова, “Ремонтные работы на железной дороге”
Константина Савицкого. Чрезвычайно важное место в развитии реалистического
искусства занял сельский и городской пейзаж, представляющий скромные, неброские
виды родных стран в сдержанной манере; обычно исполненные в сумрачной тональной
гамме реалистические пейзажи XIX века стали классическим воплощением образов
типичной природы Франции (в пейзажах Гюстава Курбе и барбизонской школы –
Теодора Руссо, Жюля Дюпре, Виржиля Диаза, Шарля Франсуа Добиньи), Германии (пейзажи
братьев Андреаса и Освальда Ахенбахов), Англии (пейзажи Джона Констебла, Уильяма
Тёрнера), России (пейзажи Алексея Саврасова, Федора Васильева, Ивана Шишкина,
Архипа Куинджи, Исаака Левитана). Не менее популярен был портрет – живописный,
рисованный, гравированный или литографированный. Крупными мастерами
реалистического портрета были: во Франции – Леон Бонна, в Германии – Франц
Ленбах, в США – Томас Эйкинз, в России – Иван Крамской, Илья Репин, Валентин
Серов. Характерная черта реализма XIX века – большие “синтетические” картины,
бытовые и исторические, создающие широкий образ – “панораму” жизни, современной
или исторической. Среди знаменитых картин – “Железопрокатный завод” немца
Адольфа Менцеля, “Похороны в Орнане” Курбе, “Битва под Грюнвальдом” поляка Яна
Матейко, в России – “Встреча иконы” Константина Савицкого, “Крестный ход в
Курской губернии”, “Бурлаки на Волге”, “Иван Грозный и его сын Иван”, “Запорожцы
пишут письмо турецкому султану” Ильи Репина, “Утро стрелецкой казни”, “Боярыня
Морозова” Василия Сурикова, “Видение отроку Варфоломею” Михаила Нестерова.

Другая характерная черта реализма XIX века – интенсивное развитие книжной,
журнальной и газетной графики: иллюстрации, карикатуры, бытовой зарисовки. Во
Франции Оноре Домье и Поль Гаварни подняли шарж и жанровые сценки на уровень
классического искусства, в Германии Адольф Менцель создал непревзойденные
образцы исторической живописи и графики в картинах и иллюстрациях из жизни XVIII
века. Русская литература, в особенности шедевры Гоголя и Островского, породили
островыразительные иллюстрации, своеобразные типические портреты эпохи. Реализм
оказал сильное влияние на народное искусство – он проявился в литографированном
лубке с текстами народных песен, в росписи лаковых шкатулок с изображением троек
и чаепитий, в резьбе по дереву, в росписи прялок: нет сомнения, что это повышало
интерес покупателей к ремесленным изделиям деревень и малых городков, но и
разрушало старинные народные традиции.

Так или иначе, реализм в XIX веке стал ведущим направлением, одержал
историческую победу над могущественными соперниками, хотя те имели ведущие
позиции в академиях и на выставках, а реализм, обладавший только общественной
поддержкой, оказался более сильным и влиятельным. Однако, сложившись как
художественный метод и как мощное направление, одержав крупные победы над
эпигонами академизма и романтизма, реализм оказался перед трудной и замысловатой
проблемой противостояния натурализму. Первые критики и теоретики реализма, как
Стендаль во Франции и Белинский в России, не подозревали о существовании такой
проблемы: они в искусстве видели и ценили не только верность жизни, но и
понимание и глубокое ощущение социальных законов бытия, той реальности, которую
они сами умели видеть и анализировать. В середине XIX века у критиков той поры,
как Теофиль Торе (Бюргер) во Франции, Генрих Гейне в Германии, Валериан Майков в
России, употреблялись термины “реализм” и “натурализм” как синонимы,
обозначавшие постоянную и последовательную верность искусства урокам жизни,
близость художественных образов к впечатлениям бытия. Но с 60-х и особенно 70-х
годов XIX века натурализм стал выделяться в особое литературно-художественное
движение. В основе его лежали философские концепции позитивизма (Огюст Конт во
Франции, Герберт Спенсер в Англии), преклонение перед достоверностью факта,
эксперимента, вера в биологические, физиологические законы, будто бы управляющие
поведением и мыслями человека. Эмиль Золя, Мопассан, Флобер, братья Гонкур в
своем творчестве проявили широкий, разносторонний взгляд на человека и общество,
но все они так или иначе участвовали в разработке концепций натурализма и так
или иначе испытали влияние этих концепций. В позднейшей французской литературе
наследие натурализма оказалось очень живучим. В русской литературе авторитет
ведущих авторов – Льва Толстого, Достоевского, Лескова, Чехова – исключал всякую
возможность распространения натурализма как направления, привлекающего широкий
круг читателей. Натурализм в изобразительном искусстве нигде не заявил о себе
достаточно ясно, и сама проблема остается загадочной, хотя она не столь уж
сложна сама по себе. В искусстве 60-х годов, в творчестве Жюля Бастьен-Лепажа,
Леона Лермитта, Эдуарда Мане, Эдгара Дега, Огюста Ренуара нетрудно обнаружить
общие черты с концепциями натуралистов, на что обратили внимание проницательные
критики Эжен Фромантен и Шанфлери. Потомство, однако, смотрело на Мане, Дега и
Ренуара как на предшественников и первооткрывателей модернизма ХХ века, а в
картинах Бастьен-Лепажа и Лермитта видело прежде всего религиозную покорность
судьбе.

В последние десятилетия нашего века установился взгляд, что реализм остался в
XIX веке и должен уступить место молодому, агрессивному и решительному авангарду,
отвечавшему максималистским настроениям общества, и особенно молодых поколений.
История показывает, однако, несколько иную картину. Реализм XIX века, нашедший
организационную опору в Товариществе передвижных художественных выставок (организовано
в 1870 году в Петербурге, первая выставка в 1871 году), стал широко известен
всей России к концу XIX века, завоевал симпатии крестьянской страны, в которой
промышленность, торговля, армия, флот, городские обыватели и ремесленники были
представлены крестьянами или недавними выходцами из крестьян. Это особенно ярко
сказалось после революции 1917 года, когда основанная в 1922 году Ассоциация
художников революционной России (АХРР) взяла курс на прямое продолжение традиции
передвижников и на просвещение народа в духе традиций демократической культуры
прошлого века. Вместе с тем к новаторам ХХ века, а в 10–20-х годах и к авангарду,
примыкал новый реализм ХХ века (после второй мировой войны его называли “неореализмом”),
отличавшийся лаконизмом, стремительностью, плакатной броскостью, ритмической
динамикой своих образов. Это отвечало новым особенностям и вкусам культуры
больших городов, а также потребностям обострившейся политической борьбы,
агитации и сильного эмоционального воздействия на массы. Это особенно сказалось
в послереволюционной политической графике, в плакате и в творчестве художников
Общества станковистов (ОСТ, основано в 1925 году). В 1934 году творческим
методом советского искусства был провозглашён “социалистический реализм”, целью
которого было подчинить искусство политическим задачам коммунистической партии.
Однако теория и практика социалистического реализма скорее уводили от
реалистической традиции, а представления о художественном образе черпались из
сочинений византийского богослова VIII века Иоанна Дамаскина и философов-неоплатоников
Возрождения, поскольку в центре внимания были приемы идеализации реальности. Эти
старинные теории помогали художникам изображать ангелов, выбирая прекрасную
натуру в соответствии с “божественными” нормами и сверху внушенными идеями. Для
Рафаэля и академиков XVII века такой метод восхождения к идеалу был естественным.
Но теория социалистического реализма требовала изображать на ангельский манер
живых современников, видя в них некие прообразы совершенных людей
коммунистического будущего.

Вторая мировая война, активизировавшая идеологические конфликты во всём мире,
активно сказалась и в изобразительном искусстве всех континентов. Боевое
демократическое искусство неореализма, окрепшее в годы борьбы с фашизмом,
возглавлялось последователями традиций русского революционного искусства,
шедшими от Владимира Маяковского и художников ОСТа (Александр Дейнека, Юрий
Пименов, Петр Вильямс), мощной группой мексиканских мастеров стенной живописи (“муралистов”
– Хосе Клементе Ороско, Диего Ривера, Давид Альфаро Сикейрос), влиятельными
группами молодых неореалистов Италии (Ренато Гуттузо, Армандо Пиццинато) и
Франции (Андре Фужерон, Борис Таслицкий). Крупные талантливые мастера реализма
выдвинулись в Китае (Сюй Бэйхун, Цзян Чжаохэ), Бразилии (Кандидо Портинари),
Польше (скульптор Ксаверий Дуниковский), Югославии (скульптор Иван Мештрович),
Германии (скульптор Фриц Кремер).

В СССР проявлением неореализма был “суровый стиль” молодых художников,
преклонявшихся перед героизмом простых людей, вынесших на себе безмерные тяготы
войны и первых мирных лет (бытовые картины Павла Никонова, Николая Андронова,
Виктора Иванова). Репрессии, обрушенные на юных правдолюбцев, могли бы навсегда
отбить в России охоту писать реалистические картины. Но даже в опасную пору 30–60-х
годов традиции русского реализма ничто не могло стереть, особенно в пейзажной
живописи, скульптуре, графике. Эта традиция породила многие шедевры Роберта
Фалька, Сергея Герасимова, Николая Крымова, Александра Матвеева, Бориса Королева,
Владимира Фаворского, Петра Митурича, Николая Купреянова. В 70-х годах молодые
живописцы (Наталия Нестерова, Татьяна Назаренко) не побоялись выставить напоказ
причудливые уродства советского образа жизни.

После второй мировой войны стремительное распространение в мире абстрактного
экспрессионизма (“ташизма”), поп-арта, концептуализма должно было смести с лица
земли реализм с его традициями и нововведениями. Этого, однако, не произошло.
Вместе с поп-артом пришел гиперреализм (фотореализм), не похожий на традиционные
виды реализма, но удовлетворяющий потребности американцев, европейцев, японцев и
других в зрительных впечатлениях от окружающей реальности (в СССР Андо Кесккюла,
Александр Петров, Сергей Гета, Сергей Шерстюк). Разновидностью концептуализма
стал родившийся в России в годы перестройки соц-арт, пародировавший штампы
социалистического реализма (Виталий Комар, Александр Меламид, Александр
Косолапов). Наконец саркастический постмодернизм уровнял в правах все
направления и стили прошлого, следовательно, и реализм был реабилитирован. Какое
место займёт реализм в искусстве XXI века и третьего тысячелетия, пока рано
судить, но нет сомнения, что здесь нас могут ожидать удивительные новшества.

Анатолий Кантор
заказ
копии
Олег Ладыгин
Храм Христа Спасителя

Наши художники любят писать пейзажи с Храмами, и картины с историческим центром Москвы и Санкт- Петербурга. Пейзаж с видами Москвы в ретро- стиле украсит ваш офис.

Рубенс. Копия картины
Союз Земли и Воды
продажа

Копии картин очень популярны. Копии известных работ представлены на нашем портале очень широко. Художник, делая копию картины не просто переносит изображение с холста на холст, но и точно переносит дух эпохи, а которую эта картина была написана.

Андрей Ефремов
Натюрморт с буддой
продажа
Живопись в стиле фен-шуй , которую мы продаём приносbт в интерьер красивый классический колорит с восточными нотками.
Светлана Годустова
Эпотажная мистерия
продажа

Живопись мистическая и аллегорическая была развита с древних времён, в средние века картины мистерии стали необычайно популярными и до сегодняшнего дня мистерии очень популярны.

Андрей Новожилов
Концерт на лугу
картины

Мы продаём большое количество картин для детской. Этот стиль живописи очень светлый, весёлый и добрый и удачно вписывается в интерьер комнаты для самых главных членов семейства.

Светлана Годустова
Натюрморт с астрами
натюрморт
Классические и современные натюрморты с цветами всегда великолепно смотрятся и в столовых и в гостиных и в спальнях. Картины с цветами всегда пользуются огромным успехом.
Сергей Курицын
Пейзажи средней полосы России пользуются любовью у покупателей. Ведь большинство из нас отдыхало у бабушки на даче или ездит в Московскую или соседние области. Речки и лесок, которые изображены на этих весёлых пейзажах так милы сердцу каждого из нас. Вот поэтому мы и любим такие пейзажи, покупаем картины средней полосы России и украшаем лесными пейзажами наш интерьер.
Вадим Денисенко
Голландский натюрморт
голландский
Натюрморты в голландском стиле всегда облагораживают интерьер и придают ему ощущение солидности. И в гостиной и в столовой и в офисе и в гостинице голландский натюрморт придаст интерьеру богатство и благородство.
Имя

Пароль



.

Контактный телефон картинной галереи: 8 (916) 583-42-50 E-mail: info@artgorod.ru
Copyright АРТ ГОРОД © 2005-2017. ХУДОЖЕСТВЕННАЯ МАСТЕРСКАЯ - КАРТИННАЯ ГАЛЕРЕЯ Продажа картин Картины и портреты на заказ
При публикации картин сторонних художников администрация сайта не несет ответственности за соблюдение авторского права
Ответственность за соблюдение авторского права целиком и полностью ложится на лицо, приславшее материал для публикации



Rambler's Top100 Яндекс цитирования портретыкартиныинтернет
Powered by PHP-Fusion v6.00.204 © 2003-2005 - Aztec Theme by: