Картинная галерея Арт Город, продажа картин, купить картину, картина на заказ, портрет на заказ, заказать портрет, заказать картину, картина в подарок, галерея картин, копии картин, продажа живописи
Главная · Галерея картин · Сегодня в продаже · Картины на заказ · Портреты на заказ · Покупателю · Контакты · Статьи о искусстве · Карта сайта May 27 2017 16:48:42
заказать
Картинная галерея
Картинная
Навигация
Абрамова Татьяна
Герасимова Наталья
Годустова Светлана
Денисенко Вадим
Ефремов Андрей
Жуков Леонид
Землин Вениамин
Капустин Александр
Курицын Сергей
Лешин Виктор
Ладыгин Олег
Лимарев Евгений
Лупийчук Виктор
Луговской Владимир
Масленникова Ирина
Милюков Александр
Новожилов Андрей
Осипов Артур
Перцев Владимир
Пивоваров Алексей
Селин Валерий
Сержпинский Сергей
Федорцев Александр
Хохлов Владимир
Чердаков Вячеслав
Янов Виктор
Картины по жанрам
Статьи о искусстве
Статьи
Блог
Блог</a
Александр Капустин
Москва
прдажа

Городские пейзажи и картины с видами городов очень популярны. Их используют для украшения интерьера гостиных, а так же офисов, ресторанов и гостиниц. Мы продаём картины с видами Москвы, Санкт- петербурга и других городов, а так же пишем пейзажи на заказ по фото.

П.Верещагин. Копия картины
Вид Московского Кремля со стороны Английской набережной
пейзажи
Исторические пейзажи Москвы дарят нам тепло и хорошо вписываются в интерьер государственных учреждений и комнат в классическом стиле.
Олег Ладыгин
Рассвет
продажа

Пейзажи Олега Ладыгина отличаются тонким умением чувствовать природу. Его картины хорошо смотрятся и в интерьере гостиной и в столовой.

Владимир Хохлов
Заливной луг
продажа

Летние пейзажи Средней полосы России необычайно популярны. Мы с детства помним каждый кустик на даче, мы впитали в себя красоту этих мест. Поэтому такие картины в интерьере будут вызывать у вас только тёплые чувства.

Александр Милюков
Морской пейзаж
морские

Морские пейзажи в интерьере гостиных придают комнате динамику и глубину.

Андрей Ефремов
Натюрморт с Пионами
продажа
Натюрморты с цветами прекрасно вписываются в интерьер столовой и делают атмосферу в помещении благостной.
Ученый, педагог, художник

Михаил Владимировичу Алпатов – ученый не совсем обычного типа. В нем органически сочетаются различные и часто исключающие друг друга принципы отношения к искусству. С одной стороны, это обязательное для историка «далевое» видение фактов и явлений, составляющих единый процесс художественного развития, и одновременно это заинтересованное восприятие зрителя-современника, восприятие, неизбежно пристрастное, требовательное, сметающее все правила исторической перспективы, все предписания исторического этикета и готовое предъявить к любому произведению и любому художнику – к какой бы эпохе он ни принадлежал и к какому бы рангу ни относился – единый и для всех обязательный критерий высокой художественности: искусство всегда должно быть искусством, а не только историческим фактом, не только этапом, не только ступенью исторического процесса. Если первый тип видения – и соответственно подход к изучению искусства – принцип строгой историчности сформировался как продолжение и развитие традиций русской исторической школы, традиции Ф.Буслаева и Д.Айналова, сыгравших важную роль в его научном формировании, то второй подход, внеисторической, или, точнее, надысторической художественной оценки, сформировался в процессе его постоянной, более чем полувековой педагогической деятельности преимущественно в художественных вузах. Общение с начинающими и уже сложившимися художниками постоянно требует от исследователя живого и непосредственного отношения к произведению искусства, умения уведить и глубоко понять специфику его художественного языка и дать ему верную качественную оценку. Чем более активным становится это общение, тем более настойчиво встает перед М.Алпатовым мысль о необходимости творческого отношения к искусству, крепнет убеждение, что подлинный исследователь должен подходть к художественному произведению не только «извне, как посторонний наблюдатель», но и «изнутри, как тайный сообщник», видеть искусство не только как продукт художественного восприятия художественного творчества, но и как творческий процесс. Интерес к вопросам произведения дополняется и даже начинает соперничать с интересом к законам и тайнам его возникновения. Это приводит Алпатова-ученого к художественной практике, к занятию рисунком, живописью. Михаил Владимирович сам становится художником, что неизбежно сказывается на характере его искусствоведческой мысли; постепенно, от книги к книге этот взгляд «изнутри», взгляд «тайного сообщника» становится все более очевидным.
Все большее значение приобретает в книгах М.Алпатова расчет на чисто визуальное восприятие материала. В отличие от большинства искусствоведческих сочинений, в которых иллюстрации играют, как правило, вспомогательную роль, пассивно сопровождают, в прямом смысле этого слова – иллюстрируют текст, в книгах его иллюстрации активно дополняют, развивают мысль автора. При этом роль различного рода изобразительного материала постоянно возрастает. Чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить такие книги, как «Итальянское искусство эпохи Данте и Джотто» (М., 1939) или даже первое издание «Этюдов по истории западноевропейского искусства» (М., 1939), где иллюстрированный материал и различного рода чертежи и схемы играют очень важную роль в общей структуре книги, с сочинениями, опубликованными в 60-х70-х годах, и особенно с такими произведением, как книга «Художественные проблемы ительянского Возрождения» (М., 1976). Здесь уже не просто иллюстрации, но своего рода самостоятельный визуальный текст, настолько красноречиво говорящий, что собственно текстовая часть книги начинает восприниматься как своего рода пояснения, комментарии к изображениям. М.Алпатов любит повторять, отчасти в шутку, но в значительной степени и всерьез, что идеальная лекция, так же, как идеальная книга по искусству, вообще не должна бы иметь текста: умело подобранные иллюстрации не нуждаются в словесных пояснениях, они говорят сами, от первого лица. Во многих книгах и альбомах и прежде всего в книге «Художественные проблемы итальянского Возрождения» с ее «говорящими» репродукциями и не менее красноречивыми пояснительными рисурками самого автора ему удалось очень близко подойти к реализации своей идеи «визуальной» лекции, где все самые сложные размышления, самые тонкие наблюдения, самые смелые концепции с покоряющей убедительностью показаны читателю, который по воле автора превращается в зрителя: ведь искусство изобразительное должно прежде всего убеждать глаз.
У каждого крупного писателя так же, ак у каждого значительного художника, можно почти всегда найти одну основную идею, которая, по-разному преломляясь, проходит через все их произведения, составляя главный внутренний пафос. Не знаю, закономерно ли искать такую основную идею в работах ученого – научное творчество обладает своими законами, отличными от законов творчества художественного. А у М.Алпатова такая единая мысль, несомненно, есть. О чем бы он ни писал, о чем бы ни говорил, он всегда стремится ответить на один и тот же самый простой и самый насущный вопрос: что такое искусство. Но не искусство вообще, как эстетическая категория, а искусство – в каждом данном, неповторимом его воплощении. Как угадать, где проходит та, часто едва уловимая грань, которая отделяет сознание подлинного творца от произведений просто умелого мастера, в чем заключается то гениальное «чуть-чуть», благодаря которому совершается чудо рождения настоящего искусства. Эти вопросы, по-разному сформулированные, на разном историческом материале, применительно к различным проблемам и задачам, ставятся и получают решения в каждом публичном выступлении профессора М.Алпатова, устном или письменном. Именно так осуществляется эстетическое воспитание, которое составляет главную цель всей его деятельности как ученого, как педагога, как научного популяризатора искусства. Книги М.Алпатова обращены и к широкому читателю: каждое его сочинение – это одновременно и ученый трактат, и книга для увлекательного чтения, и учебное пособие, рассчитанное на то, чтобы научить понимать искусство, воспитать художественный вкус, обострить зрительное восприятие.
Главный метод, которым пользуется автор, - метод наглядного сравнения, доведенный до такого мастерства, до такой виртуозности, что позволяет уловить, почувствовать и сделать зрительно очевидным самые тонкие и трудно уловимые нюансы художественного языка. Поэтому в его книгах такое большое значение имеет расположение иллюстраций на странице и особенно на разворотах книги. Нейтральных разворотов в книгах Алпатова не бывает, каждый раз это – тезис, требующий активного, творческого смотрения.
Всеобщее признание, освященная веками престижность, завораживающая зрителя власть имени, привычные, передающиеся из поколения в поколение формулы значимости того или иного явления искусства – все, что порой мешает непосредственному видению произведений, подвергается в работах М.Алпатова переоценке и часто самой суровой критике. Все сочинения его принципиально полемичны: это постоянная проверка установившихся мнений об искусстве, в том числе и своих собственных, постоянная перестановка акцентов. Поэтому все, что говорит или пишет М.Алпатов, будоражит мысль, часто провоцирует на спор, на раздумье, на несогласие или на согласие, но всегда на неравнодушное, активное отношение и к мнению об искусстве, и к самому искусству. Наконец – и это, может быть, самое важное в той просветительской и воспитательной миссии, которую выполняет научная и педагогическая деятельность Михаила Владимировича, - это ее высокий нравственный пафос, ибо в искусстве он стремится раскрыть и выявить не только его художественные достоинства,но и заключенные в нем духовные ценности: искусство должно быть не только прекрасным, оно должно служить целям нравственного совершенствования человека, служить истине и добру. Этот пафос определяет личные вкусы и предпочтения ученого; хотя ему удаются тонко индивидуализированные характеристики самых различных художников, А.Алпатову особенно близки мастера с гармоничным, просветленным взглядом на мир.
С именем М.Алпатова связывается в нашем представлении прежде всего его «Всеобщая история искусства», два первых тома которой были опубликаваны в 1951 году. Созданию этого двухтомника предшествовало первое издание «Этюдов по истории западноевропейского искусства». Они в сущности представляют свобой совеобразную историю искусства, увиденную «сквозь магический кристалл» отдельных произведений. Написанная более тридцати лет назад, эта книга отнюдь не устарела, напротив, имеено в наши дни она звучит особенно актуально. В ней блестяще продемонстрирован анализ структуры художественного произведения – то, что стремится осуществить на материале изобразительного искусства современное искусствознание.
Тот же метод анализа применяется и во «Всеобщей истории искусства», изменяется только построение книги: то, что в «Этюдах» составляло фон, общие закономерности исторического процесса, теперь выносится на первый план, становится главной темой изложения, отдельные произведения, напротив, увидены как бы в некотором перспективном сокращении, поэтому их анализ, предельно лаконичный, сведен к самому главному – к основному образному сопоставлению, которое автор называет метафорой. Эта метафора в каждом случае своя, особая, но всегда она строится на сближении двух взаиморазличных моментов, на выражении одного через другое. Автор показывает, что, только раскрыв эту метафору, можно постичь образную сущность произведения.
Интерес к искусству Древней Руси – и в связи с ним к искусству византийскому, - так отчетливо определившийся в самом начале научной деятельности М.Алпатова, постепенно вырос в одну из основных тем его научных изысканий. Его имя как исследователя оказалось прочно связанным с именем крупнейшего средневекового художника – Андрея Рублева. В наши дни о Рублеве много говорят и пишут, имея при этом в виду достаточно определенный образ, четко очерченную творческую и даже человеческую индивидуальность. Но не следует забывать, что самый образ этот, сама эта индивидуальность была в значительной степени воссоздана М.Алпатовы. К Рублеву, к его творчеству М.Алпатов возвращается постоянно, начиная с 20-х годов, когда была опубликована известная его статья о «Троице».
В 1944 году выходит небольшая брошюра М.Алпатова «Андрей Рублев. Русский художник XV века». Эта микромонография сыграла важную роль в развитии концепции рублевского искусства. Сформулированные в ней идеи были развиты автором в большой книге о Рублеве, опубликованной в 1959 году. Через несколько лет эта монография печатается в Милане – это было началом европейской известности Рублева. Важным стимулом в развитии дальнейших исследований послужил проводившийся в 1960 году общесоюзный юбилей Рублева. Профессор М.Алпатов возглавил научную и организационную работу по проведению этого юбилея, а также научной конференции, материалы которой были затем изданы. В юбилейный и в последующие годы М.Алпатовым были напечатаны статьи в русских и иностранных журналах, посвященные отдельным проблемам искусства Рублева. В то же время по его сценарию создается научно-популярный фильм о творчестве Рублева. Как и все научные выступления М.Алпатова, фильм был адресован одновременно и широкой публике, и специалистам, имел успех, вызывал споры и, несомненно, послужил еще одним толчком в развитии интереса к искусству Рублева.
В 1972 году увидела свет третья книга М.Алпатова о Рублеве. В ней автор ставит перед свобой задачу свести воедино и сформулировать в сжатой форме все, к чему пришел в результате своих полувековых исследований и размышлений о великом древнерусском художнике, отстаивая при этом первостепенную важность интерпретации самих произведений мастера, ибо только художественные произведения являются самым надежным и в сущности единственно достоверный источником наших знаний об искусстве, источником, с которым не может сравниться ни одно словесное свидетельство, даже свидетельство современников, ни один из памятников письменности, которыми пользовался или мог пользоваться сам художник.
М.Алпатов видит в Рублеве духовно и эстетически развитую личность, человека, соотнесенного с вершинами доступной Руси того времени образованности, гениального художника, который может быть поставлен в один ряд с великими мастерами западного Возрождения.
Проблема соотношения русского и итальянского искусства XV века – одна из важных для М.Алпатова, он обращается к ней постоянно. В большой монографии об иконе «Апокалипсис» (М., 1964) автор приводит убедительные доказательства непосредственного знакомства русского мастера с итальянской культурой Возрождения. Но М.Алпатова интересует не только сам факт знакомства русских с итальянским Возрождением – гораздо важнее для него внутренняя соотносимость этих двух этапов в истории европейского искусства. Не случайно в книге «Художественные проблемы итальянского Возрождения» автор неоднократно ссылается на русскую живопись XV века, сравнивает – либо по принципу внутреннего сходства, либо по принципу контраста решения – итальянских и русских мастеров.
Задача этой книги – решительный пересмотр сложившихся концепций и оценок искусства итальянского Возрождения, который приводит его к новому взгляду как на общие закономерности развития ренессансного искусства, так и на отдельных мастеров и их произведения. Коллизия видимости и сущности раскрывается в книге как основная коллизия мастеров Возрождения, открывших для себя способы передачи в искусстве внешнего сходства предметов (не случайно эталоном живописи считали зеркало), но вместе с тем стремившихся – и в этом величайшая заслуга таких мастеров, как, например, Мазаччо, Пьеро делла Франческа, Ботичелли – вопреки внешнему подобию и через него проникнуть в глубинный смысл вещей и явлений.
В отличие от большинства исследований обобщающего характера, где их авторы в разнообразии индивидуальных художественных решений стремятся выявить общие стилевые категории, в книге М.Алпатова все построено на том, чтобы показать, что в пределах общих закономерностей стиля каждый мастер и каждое произведение представляет собой неповторимое явление, не укладывающееся иногда в стилевые границы, в чем именно и состоит его особая эстетическая ценность.
Вторая важная тема, возникшая у М.Алпатова в процессе раздумий над особенностями древнерусской живописи XV века, - это тема ее близости искусству античной Греции, это труднообъяснимое и вместе с тем очевидное для автора явление, причину которого вряд ли можно видеть лишь в передаче греческого влияния на Русь через Византию. Тема «Русь – античная Греция» продолжает оставаться актуальной для М.Алпатова. Поставленная как проблема в специальных статьях, она проходит и в мнографиях о Рублеве и ряде других работ, в том числе как одна из подтем и в книге «Художественные проблемы итальянского Возрождения».
Если говорить об основных темах, определяющих научное творчество М.Алпатова, то наряду с Древней Русью, итальянским Возрождением и античностью следует назвать еще одну тему, над которой с особой настойчивостью работает ученый в послевоенные годы. Это вклад русского искусства в мировое искусство. Она разрабатывается автором в двух направлениях. С одной стороны, М.Алпатов стремится определить своеобразие русского искусства на ранних этапах его развития – по сравнению с искусством XVIII века – с искусством Европы, найти место русского искусства в общем процессе развития мирового искусства. Хотя попытки рассмотрения русского искусства с точки зрения его вклада в искусство мировое в советском искусствознании неоднократно предпринимались, в них речь шла главный образом о содержании русского искусства, о круге воплощенных в нем тем и идей. Особенно это касается живописи второй половины XIX века. Здесь в сущности варьировалась мысль, высказанная еще художником И.Крамским, который, сравнивая современную ему русскую живопись с французской, приходил к выводу, что в русской превалирует содержание, во французской – форма. Михаилу Владимировичу Алпатову удалось увидеть в русской живописи второй половины XIX века феномен не только культурный, но и эстетический, и тем самым включить его как полноценное художественное явление в общий процесс развития европейской живописи.
Второй аспект проблемы выявился с особой очевидностью с выходом двухтомника «Этюдов по истории русского искусства» (М., 1967). Важной особенностью структуры этого труда является его вертикальный разрез, при котором каждое значительное явление русского искусства постоянно соотносится не только с хронологически близкими ему явлениями искусства зарубежного, но и внутри самой русской культуры, сравнивать его с предшествующими и с последующими его этапами. Это дает возможность определить некоторые важнейшие стороны русского искусства в целом и выявить непрерывность традиций, начиная с самых ранних периодов его развития. Более того, рассматривая русское искусство, автор постоянно соотносит его с современностью не только в плане восприятия и осмысления его современным зрителем, но и в плане тех непосредственно творческих задач, которые стоят перед искусством сегодня. Этот аспект, даже когда он открыто не формулируется автором, проходит постоянным подтекстом через все изложение, придавая ему лично окрашенный, в самом лучшем смысле этого слова пристрастный характер. Пожалуй, ни в одной из книг М.Алпатова его призвание педагога и худодожника не проявляется так ярко, как в «Этюдах по истории русского искусства».
Научный метод Михаила Владимировича, его способ постижения сущности художественного явления, его приемы раскрытия этой сущности, особый, только ему присущий анализ произведений – все это, как мне представляется, лежит где-то на стыке научного и художественного типа мышления. Это не только наука – это и искусство. А искусству трудно, вернее, невозможно научить, здесь нужно особое предрасположение к мышлению образами. Вероятно, поэтому у профессора М.Алпатова почти нет прямых последователей в науке, но зато есть много благодарных ему ученых разных поколений, разной специализации, в научном становлении которых личное общение с М.Алпатовым, его курсы лекций и печатные труды сыграли важную, а вряде случаев определяющую роль. И есть множество художников, которым все, что говорит и пишет Михаил Владимирович, помогает творить. Наконец, есть неизмеримо более широкий круг читателей, которых книги М.Алпатова учат постигать сущность искусства.

И.ДАНИЛОВА
заказ
копии
Олег Ладыгин
Храм Христа Спасителя

Наши художники любят писать пейзажи с Храмами, и картины с историческим центром Москвы и Санкт- Петербурга. Пейзаж с видами Москвы в ретро- стиле украсит ваш офис.

Рубенс. Копия картины
Союз Земли и Воды
продажа

Копии картин очень популярны. Копии известных работ представлены на нашем портале очень широко. Художник, делая копию картины не просто переносит изображение с холста на холст, но и точно переносит дух эпохи, а которую эта картина была написана.

Андрей Ефремов
Натюрморт с буддой
продажа
Живопись в стиле фен-шуй , которую мы продаём приносbт в интерьер красивый классический колорит с восточными нотками.
Светлана Годустова
Эпотажная мистерия
продажа

Живопись мистическая и аллегорическая была развита с древних времён, в средние века картины мистерии стали необычайно популярными и до сегодняшнего дня мистерии очень популярны.

Андрей Новожилов
Концерт на лугу
картины

Мы продаём большое количество картин для детской. Этот стиль живописи очень светлый, весёлый и добрый и удачно вписывается в интерьер комнаты для самых главных членов семейства.

Светлана Годустова
Натюрморт с астрами
натюрморт
Классические и современные натюрморты с цветами всегда великолепно смотрятся и в столовых и в гостиных и в спальнях. Картины с цветами всегда пользуются огромным успехом.
Сергей Курицын
Пейзажи средней полосы России пользуются любовью у покупателей. Ведь большинство из нас отдыхало у бабушки на даче или ездит в Московскую или соседние области. Речки и лесок, которые изображены на этих весёлых пейзажах так милы сердцу каждого из нас. Вот поэтому мы и любим такие пейзажи, покупаем картины средней полосы России и украшаем лесными пейзажами наш интерьер.
Вадим Денисенко
Голландский натюрморт
голландский
Натюрморты в голландском стиле всегда облагораживают интерьер и придают ему ощущение солидности. И в гостиной и в столовой и в офисе и в гостинице голландский натюрморт придаст интерьеру богатство и благородство.
Имя

Пароль



.

Контактный телефон картинной галереи: 8 (916) 583-42-50 E-mail: info@artgorod.ru
Copyright АРТ ГОРОД © 2005-2017. ХУДОЖЕСТВЕННАЯ МАСТЕРСКАЯ - КАРТИННАЯ ГАЛЕРЕЯ Продажа картин Картины и портреты на заказ
При публикации картин сторонних художников администрация сайта не несет ответственности за соблюдение авторского права
Ответственность за соблюдение авторского права целиком и полностью ложится на лицо, приславшее материал для публикации



Rambler's Top100 Яндекс цитирования портретыкартиныинтернет
Powered by PHP-Fusion v6.00.204 © 2003-2005 - Aztec Theme by: