Картинная галерея Арт Город, продажа картин, купить картину, картина на заказ, портрет на заказ, заказать портрет, заказать картину, картина в подарок, галерея картин, копии картин, продажа живописи
Главная · Галерея картин · Сегодня в продаже · Картины на заказ · Портреты на заказ · Покупателю · Контакты · Статьи о искусстве · Карта сайта October 24 2017 08:52:37
заказать
Картинная галерея
Картинная
Навигация
Абрамова Татьяна
Герасимова Наталья
Годустова Светлана
Денисенко Вадим
Ефремов Андрей
Жуков Леонид
Землин Вениамин
Капустин Александр
Курицын Сергей
Лешин Виктор
Ладыгин Олег
Лимарев Евгений
Лупийчук Виктор
Луговской Владимир
Масленникова Ирина
Милюков Александр
Новожилов Андрей
Осипов Артур
Перцев Владимир
Пивоваров Алексей
Селин Валерий
Сержпинский Сергей
Федорцев Александр
Хохлов Владимир
Чердаков Вячеслав
Янов Виктор
Картины по жанрам
Статьи о искусстве
Статьи
Блог
Блог</a
Александр Капустин
Москва
прдажа

Городские пейзажи и картины с видами городов очень популярны. Их используют для украшения интерьера гостиных, а так же офисов, ресторанов и гостиниц. Мы продаём картины с видами Москвы, Санкт- петербурга и других городов, а так же пишем пейзажи на заказ по фото.

П.Верещагин. Копия картины
Вид Московского Кремля со стороны Английской набережной
пейзажи
Исторические пейзажи Москвы дарят нам тепло и хорошо вписываются в интерьер государственных учреждений и комнат в классическом стиле.
Олег Ладыгин
Рассвет
продажа

Пейзажи Олега Ладыгина отличаются тонким умением чувствовать природу. Его картины хорошо смотрятся и в интерьере гостиной и в столовой.

Владимир Хохлов
Заливной луг
продажа

Летние пейзажи Средней полосы России необычайно популярны. Мы с детства помним каждый кустик на даче, мы впитали в себя красоту этих мест. Поэтому такие картины в интерьере будут вызывать у вас только тёплые чувства.

Александр Милюков
Морской пейзаж
морские

Морские пейзажи в интерьере гостиных придают комнате динамику и глубину.

Андрей Ефремов
Натюрморт с Пионами
продажа
Натюрморты с цветами прекрасно вписываются в интерьер столовой и делают атмосферу в помещении благостной.
Роман как нравственный поступок

Семен Файбисович о нарушении существующих конвенций

Семен Файбисович - известный художник, стиль которого арткритики квалифицировали
как фотореализм. Выходец из художественного андерграунда, в начале 90-х он стал
активно выставляться и в России, и на Западе. Потом оставил живопись, занялся
фотографией, начал писать - вначале публицистику, а затем и прозу. Успех ждал
его и на новых поприщах: Файбисович стал лауреатом фотоконкурса "Серебряная
камера", его повесть "Дядя Адик" получила премию журнала "Знамя", сборник
публицистики "Русские новые и неновые" и роман "История болезни" побывали в шорт-листе
премии Андрея Белого, сейчас "История болезни" находится в списке произведений,
номинированных на премию "Национальный бестселлер". Именно об этом романе наш
сегодняшний разговор. Книга, в которой автор повествует об уходе жены от него,
на многих произвела шокирующее впечатление: рассказ оказался столь откровенным,
а местами и беспощадным, что вызвал отторжение и у людей, не имевших отношения к
описываемым событиям. Не говоря уж о тех, кто в романе описан.

- Семен, ваш роман у многих вызвал резко негативную реакцию, вас осуждают за
излишнюю откровенность, что изначально легко можно было предположить. Что вами
двигало при его написании?

- На эту тему я написал текст, который, к моему удивлению, изъявил желание
напечатать журнал "Знамя". Там как раз я отсекаю все художественные аспекты и
говорю о нравственной стороне проблемы. Отвечая на ваш вопрос, могу сказать, что
эта вещь появилась на свет потому, что она не могла не появиться. В какой-то
момент передо мной оказался простой выбор: либо покончить с жизнью, потому что
она стала невозможна, либо попытаться заново родиться, издав вопль. В конце
концов я выбрал второй вариант и так оказался автором этого романа. Что касается
называния в книге всех персонажей своими именами - а это один из главных ее
моментов, вызвавших неприятие, - то поначалу я даже не задумывался над этим, у
меня просто не было других идей. Потом все читавшие текст в рукописи указали мне
на эту проблему, и пришлось проанализировать ситуацию, которая оказалась простой.
Автор-герой книги выясняет отношения, в общем-то, не с людьми, а с Ним, и
выясняет их предельно жестко: на кону что-то вроде существования бессмертной
души, и игра пошла в открытую - а как еще предстоять тому, кто, по твоему
собственному ощущению, все знает, видит и т.п.? А, называя все своими именами, в
том числе инкриминируемое Ему, не называть поименно участников событий глупо,
мелко и безнравственно: весь смысл разговора ведь в том, чтобы все проговорить и
договорить до конца, а там, - что будет, то и будет.

- Ваш поступок можно трактовать как крайне эгоистический: вам больно, вам
необходимо сказать всю правду, а то, что эта правда задевает людей, живущих
рядом, в сферу ваших размышлений не входило.

- Разумеется, эгоизм здесь присутствует: подставляя себя, я подставляю и других
людей. Но так ли уж правы те, кто считает необходимым подавить в себе
потребность в очищении - пусть даже немилосердным образом? Намного ли хуже тот,
кто стремится через очищение найти основание - в том числе и нравственное - для
дальнейшей жизни, в сравнении с тем, у кого такой потребности уже нет? Это
вопрос открытый. Я не могу настаивать на своей абсолютной правоте, но утверждаю,
что такая проблематика существует.

- Есть еще одна сторона проблемы: вы освободились, написав текст, но он мог
существовать в виде красивой рукописи, которую прочтут ваши друзья и знакомые,
однако вы решились на ее публикацию.

- Да, в разных контекстах текст существует по-разному. Когда мои друзья прочли
рукопись, реакция была примерно одинаковой: вещь замечательная - публиковать не
надо. А я подумал: если вещь замечательная, почему не надо публиковать? История
литературы свидетельствует, что "вызывающие" тексты рано или поздно все же
публикуются. У отчуждения произведения от его создателя есть своя внутренняя
логика, и через какое-то время мне показалось, что мое произведение имеет право
на публичное существование. Правда, когда спустя три года книга вышла, друзья
прокомментировали это событие довольно сурово: поздравляем, но не одобряем.

- Последствия публикации оказались достаточно странными. Прочитав роман, я
позвонил вам, и вы сказали, что после выхода книги у вас сильно поменялся круг
общения. Причем отвернулись и те, кто описан вполне доброжелательно. Как вы
объясняете это явление?

- Знать, недостаточно доброжелательно - по их мнению. Но вообще сейчас ситуация
устаканивается. А "перепутаница" - взаимопроникновение и взаимовлияние искусства
и жизни - одна из ключевых тем самого романа. Одним из важных мотивов,
побудивших меня к его написанию, было именно ощущение превращения твоей
собственной жизни в произведение искусства, когда ты начинаешь чувствовать себя
в ней персонажем чужой постановки и твои поступки оказываются детерминированными
логикой уже не твоей жизни и натуры, а этого произведения. Тут есть обреченность
и "неестественность", и, стремясь к свободе и естественности, ты стремишься
освободиться от этого морока; отчасти с этой целью создаешь произведение
собственного искусства, но тут уже оно начинает влиять на твою жизнь. Такая вот
карусель: "взаимовлипание" виртуального и витального составляют, мне кажется,
важный элемент сегодняшнего сосуществования искусства и жизни.

- В круг вашего общения входили люди, составляющие сегодняшнюю интеллектуальную
элиту. Меня удивляет, что они отбросили все эстетические рассуждения и отнеслись
к вашему тексту как к нехорошему поступку.

- Я думаю, что людей не устроила сама "сверхзадача", которую я решал в тексте, -
назвать вещи своими именами. В нашей жизни слишком много мифологии, поэтому
установка на внелегендный, "непарадный" взгляд, мягко говоря, не приветствуется.
Каждый человек, принадлежащий к творческой элите, создает свою легенду, в этом
процессе иногда возникают взаимные претензии, но сор из избы не выносится.
Возникла некая конвенция, которую все признают. Я эту конвенцию нарушил. Думаю,
при всех моих чуть ли не признаниях в любви к своим друзьям, они себя увидели в
романе не совсем такими, какими им хотелось бы быть в глазах публики, - есть у
меня такая гипотеза, объясняющая, почему обиделись положительные герои.

Впрочем, все это теперь скорее их проблемы, и я не чувствую себя сильно
виноватым: я не собирался их "подставлять", а просто был обречен рассказать "как
было". Моя проблема - сыновья, и перед ними я действительно чувствую свою вину.
Старшего, которому 16 и который все читает, я попросил не читать этот роман, и
он обещал, а младший еще маленький. Остается надеяться, что они прочтут мои "страшные"
откровения о своих ближайших родственниках в том возрасте, когда это чтение уже
не травмирует их психику, и они смогут что-то понять и простить мне на основании
собственного жизненного опыта, в том числе и опыта любви. А может, к тому
времени случатся и перемены в общественной морали, в силу которых говорить о
дурных поступках будет уже не настолько предосудительней, чем совершать их. Ведь
реакция на мой текст позволила мне осознать серьезную, как представляется,
угрозу "порядочной" жизни, заложенную, как бомба замедленного действия, в
существующую мораль "порядочных людей", потому как чем большее количество "неприличных"
поступков выводится из зоны артикуляции - из зоны приемлемого для обсуждения,
тем больше возможностей для совершения таких поступков. То есть мы сплошь и
рядом оказываемся в ситуации, когда можно делать всякие гадости ровно потому,
что говорить о них "неприлично".

- Доносились ли до вас отголоски реакции людей, зла на которых вы не скрывали?
Сергей Пархоменко, к которому ушла ваша жена, вас не вызывал на дуэль?

- Нет. Единственное, мне рассказали, что в бытность Пархоменко редактором "Еженедельного
журнала" там была введена цензура на упоминание моего имени. А оно появлялось то
в шорт-листе престижной премии Андрея Белого, то среди лауреатов модного
фотоконкурса "Серебряная камера", то еще одна заметная книжка вышла - сборник
ранней прозы "Невинность", не говоря уже про выставки и т.п., в общем,
сотрудникам отдела культуры не раз приходилось "вымарывать" меня, "обходить" или
старательно не замечать.

- Какую роль в вашей жизни играет любовь?

- Большую. Ей я обязан в числе прочего значительной частью того, что мне удалось
сделать. Любовь, даже если она несчастная, возбуждает силы, которые формируют
личность, в том числе и творческую: я это понял и почувствовал при первом же
наплыве этого чувства в далекой молодости, поэтому всю жизнь охотно отдавался
любви без оглядки и каких бы то ни было расчетов. Предназначение человека
состоит, мне кажется, в том, чтобы прожить свою собственную жизнь - доверчиво и
естественно, так что в моей системе координат просто нет никаких резонов,
которые заставляли бы избегать любви.

- Вы верите в безответную любовь?

- Не уверен, что это вопрос веры: просто как раз мой случай. Бывало, меня любили,
а я ни разу не смог ответить взаимностью, а те, кого я любил "по-настоящему",
мне ни разу не ответили. Кстати, именно это в значительной степени извиняет в
моих глазах действия моей жены и даже оправдывает их: если нет любви, а натура
не склонна к преданности, то, действительно, зачем маяться, с какой стати…

Но вообще, говоря о любви, трудно не влипнуть в пошлость. Давно ведь известно,
что на эту тему все давно сказано. И так оно и есть. Просто все, что рассказано,
рассказывает о случившемся с другими людьми. А когда это (что угодно) случается
с тобой, хоть тресни, ты все переживаешь, как в первый раз. И оттого, что все
написано про это, тебе не легче пережить измену и предательство любимой женщины.
Будь иначе, никто и смерти не боялся бы - про нее ведь тоже все рассказано и
написано; да и не было бы ее, потому как человечество давно уж сдохло бы со
скуки. Но если ты не можешь не думать и не писать про все свои банальные радости
или болячки - в том числе любовные, - твоя задача сделать это так, чтобы другие,
которые тоже все знают "вообще", почувствовали себя лично задетыми (с любым
знаком). В этом мне и видится главная задача искусства.

Сергей Шаповал
14 марта 2003 г.

материал: www.ng.ru
заказ
копии
Олег Ладыгин
Храм Христа Спасителя

Наши художники любят писать пейзажи с Храмами, и картины с историческим центром Москвы и Санкт- Петербурга. Пейзаж с видами Москвы в ретро- стиле украсит ваш офис.

Рубенс. Копия картины
Союз Земли и Воды
продажа

Копии картин очень популярны. Копии известных работ представлены на нашем портале очень широко. Художник, делая копию картины не просто переносит изображение с холста на холст, но и точно переносит дух эпохи, а которую эта картина была написана.

Андрей Ефремов
Натюрморт с буддой
продажа
Живопись в стиле фен-шуй , которую мы продаём приносbт в интерьер красивый классический колорит с восточными нотками.
Светлана Годустова
Эпотажная мистерия
продажа

Живопись мистическая и аллегорическая была развита с древних времён, в средние века картины мистерии стали необычайно популярными и до сегодняшнего дня мистерии очень популярны.

Андрей Новожилов
Концерт на лугу
картины

Мы продаём большое количество картин для детской. Этот стиль живописи очень светлый, весёлый и добрый и удачно вписывается в интерьер комнаты для самых главных членов семейства.

Светлана Годустова
Натюрморт с астрами
натюрморт
Классические и современные натюрморты с цветами всегда великолепно смотрятся и в столовых и в гостиных и в спальнях. Картины с цветами всегда пользуются огромным успехом.
Сергей Курицын
Пейзажи средней полосы России пользуются любовью у покупателей. Ведь большинство из нас отдыхало у бабушки на даче или ездит в Московскую или соседние области. Речки и лесок, которые изображены на этих весёлых пейзажах так милы сердцу каждого из нас. Вот поэтому мы и любим такие пейзажи, покупаем картины средней полосы России и украшаем лесными пейзажами наш интерьер.
Вадим Денисенко
Голландский натюрморт
голландский
Натюрморты в голландском стиле всегда облагораживают интерьер и придают ему ощущение солидности. И в гостиной и в столовой и в офисе и в гостинице голландский натюрморт придаст интерьеру богатство и благородство.
Имя

Пароль



.

Контактный телефон картинной галереи: 8 (916) 583-42-50 E-mail: info@artgorod.ru
Copyright АРТ ГОРОД © 2005-2017. ХУДОЖЕСТВЕННАЯ МАСТЕРСКАЯ - КАРТИННАЯ ГАЛЕРЕЯ Продажа картин Картины и портреты на заказ
При публикации картин сторонних художников администрация сайта не несет ответственности за соблюдение авторского права
Ответственность за соблюдение авторского права целиком и полностью ложится на лицо, приславшее материал для публикации



Rambler's Top100 Яндекс цитирования портретыкартиныинтернет
Powered by PHP-Fusion v6.00.204 © 2003-2005 - Aztec Theme by: